Барнабас

Одним ясным весенним утром мы встретились с Уиггинсом; у мальчишки было очень хорошее настроение. Когда мы осведомились о причинах, он рассказал, что вчера помог престарелому садовнику своего знакомого выкопать канаву, и за это ему хорошо заплатили.
«Он хотел дать мне три полукроны, – слегка восторженно сказал Уиггинс. – Сказал, что это все, что ему заплатили за канаву, но, поскольку почти всю работу сделал я, да еще и по первому зову, он отдаст деньги мне. Я, впрочем, взял ровно столько, сколько мне причиталось. Жадность вредна для дела, а так, может быть, он снова когда-нибудь позовет меня помочь».


«Это достойно всяческих похвал, – сказал я. – Какой же была твоя доля?»
Уиггинс ухмыльнулся и подмигнул Холмсу. «Я так надеялся, что вы об этом спросите, доктор! Смотрите. Старик Барнабас копал с той же скоростью, что я выбрасывал из канавы лишнюю грязь. Я же копал вчетверо быстрее, чем он выбрасывал из канавы грязь. Сами понимаете, мы оба вовсе не хуже выбрасываем грязь, чем копаем. Это просто более медленный процесс, а усилия и для того, и для другого каждый из нас прикладывает одинаковые. Скажите мне, сколько я должен был взять себе?»
Мне на решение понадобилось немало времени. А вы что скажете?